загрузка


Зампред комитета по здравоохранению Татьяна Засухина: Эпидемия гриппа стала самой тяжелой за последние 7 лет

Зампред комитета по здравоохранению Татьяна Засухина: Эпидемия гриппа стала самой тяжелой за последние 7 лет

Радио Балтика (Санкт-Петербург), 16.02.2016

АЛЕКСЕЙ ДАНИЛИН: Встречаем у нас в эфире заместителя председателя комитета по здравоохранению Татьяну Засухину. Татьяна Николаевна, здравствуйте.

ТАТЬЯНА ЗАСУХИНА: Здравствуйте.

А. ДАНИЛИН: Основное внимание мы, конечно, уделим вирусу гриппа, и хотелось бы узнать, что там сейчас с эпидемическим порогом в нашем городе. Но это чуть позже, ибо тревожные новости пришли из Москвы, где зафиксировали первый в России случай заболевания вирусом Зика. Им пугают жителей нашей страны и всей планеты не первую неделю. Хотелось был пояснить, что это такая за Зика, и с чем ее едят, загадочную. Поскольку Петербург — город туристически привлекательный, а девушка привезла в Москву эту инфекцию из Доминиканской Республики, то здесь уровень опасения завышен: как бы кто не занес эту инфекцию сюда.

Т. ЗАСУХИНА: Действительно, в силу своего расположения Санкт-Петербург является туристическим центром, туристической меккой, и, конечно, мы ходим под угрозой того, что на самолете, современными объектами передвижения в город могут быть занесены любые инфекционные заболевания с любого континента нашего маленького и такого большого земного шара.

А. ДАНИЛИН: Медики — редкие специалисты, которые не радуются обычно развитию прогресса, и говорят: лучше бы этих самолетов не было.

Т. ЗАСУХИНА: Конечно, в этом смысле это действительно так. К сожалению, вирус Зика не последняя инфекция, которая может появиться еще на нашей планете. В прошлом году мы проходили период подъема — не в нашей стране, слава богу, — инфекции Эбола. И ранее, и в период подготовки к возможному заносу тогда лихорадки Эбола город подготовился к работе с этими опасными инфекциями. Мы приобрели совершенно уникальные специальные средства транспортировки, безопасные для службы скорой медицинской помощи, и специальные защитные средства для медицинского персонала, работающего в нашей основной инфекционной больнице Боткина. Поэтому, будь то, не дай бог, инфекция Зика, инфекция Эбола или еще что-либо, — мы с этим сталкиваемся достаточно часто, просто это не звучит в средствах массовой информации, — при подозрении на опасное заболевание, мы действуем согласно инструкциям по работе с опасными инфекциями. Поэтому медицинская служба готова, мы всегда на страже и всегда знаем, что эти опасности существуют.

А. ДАНИЛИН: А можете рассказать схему — она, наверняка, существует — поведения медицинского сообщества в Петербурге, когда такое заболевание вдруг обнаруживается? Каким образом применяется вот эта вся специально закупленная техника, по какой схеме работают врачи?

Т. ЗАСУХИНА: Решающим фактором здесь является, первое, клиническая картина, второе — очень важно, на что мы всегда нацеливаем медиков — выяснение вплоть до, так сказать, пытания пациентов, откуда они приехали. Если, например, эпиданамнез говорит о том, что пациенты какое-то время назад или самое ближайшее время вернулись с каких-то стране, про которые мы знаем, что в них есть опасность заболевания, то вот это является решающими факторами. А дальше все согласно инструкциям по особо опасным инфекциям: это целые инструктажи, правила, как должны действовать медицинские работники. Но первое правило — изоляция самого пациента и защита персонала.

А. ДАНИЛИН: В Боткинскую, да, везут?

Т. ЗАСУХИНА: Конечно, у нас инфекционная больница одна. Слава богу, что сейчас построено новое здание инфекционной больницы. Мы надеемся, что в этом году часть больницы Боткина из старых бараков, которые действительно не выдерживают уже никой критики, переедет в здание с самым современнейшим оборудованием и самого высокого класса.

А. ДАНИЛИН: Есть сроки, когда этот переезд состоится?

Т. ЗАСУХИНА: Мы надеемся, что во втором квартале он состоится, в летний период.

НАТАЛЬЯ КАРМАНОВА: Татьяна Николаевна, у меня такой вопрос. Когда мы возвращаемся из отпуска из любой страны, не всегда сразу в аэропорту мы себя плохо чувствуем. Мы можем приехать домой, какое-то время находиться среди людей, и потом вдруг — легкое недомогание, температура. Человек все равно не сразу дойдет до врача. Человек с достаточно большим количеством людей общается, пока дойдет до врача. Вирус Зика —сейчас, до этого о свином гриппе мы говорили очень много и долго: ситуация такая, что мы можем просто проворонить.

А. ДАНИЛИН: То есть существует какой-то контроль в аэропортах, например?

Т. ЗАСУХИНА: Контроль в аэропортах вводится согласно решениям Роспотребнадзора и транспортных служб его и других ведомств, но, безусловно, наши аэропорты всегда начеку. Сегодня, в период возможности каких-либо инфекций, они вводят температурный скрининг и так далее, барьерные функции и опросы пассажиров в самолете — много различного рода мер. Но если вы спрашиваете о том, что пациент перед тем, как обратился к врачу, контактирует со многими жителями нашего города, то, к сожалению, такие случаи у нас бывали, и все те, кто контактировал с этим пациентом, попадают в поле зрения. Иногда медицинской службе города приходится обследовать огромное число пациентов, брать их на контроль до тех пор, пока не пройдет инкубационный период и возможность их заражения заболеванием. Да, все эти меры проводятся.

Н. КАРМАНОВА: Те, кто едет в ту же Доминиканскую Республику, обязаны проходить определенную вакцинацию, да? Есть же перечень вакцин, которые надо сделать.

Т. ЗАСУХИНА: Не обязаны. Им рекомендовано, настоятельно рекомендовано. Это право гражданина, жителя нашего города. Нет, такой строгой обязанности нет, за исключением того, если это профессиональная деятельность. Там работодатель может не пустить без таких прививок. А так у нас свобода передвижения. Все наши туристические агентства знают эпидситуацию в этих странах и знают, какие рекомендации необходимы, в том числе по иммунопрофилактике. Нужно им следовать.

А. ДАНИЛИН: А вакцина против вируса Зика — ее уже в Петербурге можно сделать?

Т. ЗАСУХИНА: Нет, насколько я знаю, еще нельзя.

А. ДАНИЛИН: Доминиканская Республика — довольно развитое туристическое направление.

Т. ЗАСУХИНА: Да, в связи с отсутствием фактически Турции и Египта, наверное, да. Но пока про вакцинацию ничего не могу вам сказать, уточним — донесем до сведения наших жителей.

А. ДАНИЛИН: Может быть, рекомендация будет — не ездить в те регионы, которые уже охвачены эпидемией?

Т. ЗАСУХИНА: Это общие рекомендации. Конечно, если где-то имеется хотя бы малейший риск заражения такими опасными инфекциями, — в основном это вирусные инфекции, против которых не всегда лекарственные препараты есть, — то, конечно, наша рекомендация — не ездить. Что может быть дороже своей жизни? Подвергать ее риску, а еще подвергать риску своих детей, мне кажется, абсолютно неоправданно.

А. ДАНИЛИН: Слушатель спрашивает нас: «И все же — что такое Зика? Симптомы?». Мы можем как-то людям рассказать об этом.

Т. ЗАСУХИНА: Симптомы самые обычные: повышение температуры, симптомы похожие для всех вирусных инфекций. Конечно, сам пациент ни в коем случае этот диагноз не поставит. Но я все-таки надеюсь, что, как Эбола миновала Петербург и Россию, — только были подозрения, и мы действовали согласно тому, как будто у нас пациент с заболеванием вирусом Эбола, — точно так же и здесь — я надеюсь, что все-таки это минует наш город.

А. ДАНИЛИН: То есть фактически Эбола дала нам такую возможность отрепетировать поведение, и медицинское сообщество будет действовать по той же схеме, по которой действовали в прошлом году, когда разгоралась эпидемия Эбола?

Т. ЗАСУХИНА: Медицинское сообщество сегодня на страже всегда, потому что транспортная коммуникабельность крайне высока.

А. ДАНИЛИН: Спасибо, успокоили нас, во всяком случае, звучит убедительно для нас здесь. Давайте перейдем к теме гриппа. Многое есть что спросить. Какова эпидемическая ситуация сейчас в Петербурге, идет ли эпидемия на спад?

Т. ЗАСУХИНА: Хочу порадовать петербуржцев и вас, уважаемые ведущие, с тем, что все-таки сегодня, на восьмой неделе, отмечается значительное снижение обращаемости в связи с заболеваемостью гриппом и ОРВИ. Пик этой заболеваемости мы прошли две недели назад — это пятая, шестая неделя — в период с 25 января по 7 февраля, когда на пятую неделю к нам обратилось около 100 тысяч граждан, на шестой неделе — 85 тысяч. Прошлая неделя, седьмая, — уже совсем другие цифры, 57 тысяч всего.

А. ДАНИЛИН: В два раза.

Т. ЗАСУХИНА: Поэтому мы говорим, что эта неделя будет являться последней с высоким подъемом. Трудно говорить, потому что сегодня понедельник, в понедельник всегда повышенная обращаемость, потому что люди обращаются за субботу, воскресенье. Наверное, сегодня будет в районе 11-12 тысяч, а потом пойдем на снижение.

А. ДАНИЛИН: Когда мы минуем эпидемический порог по прогнозам?

Т. ЗАСУХИНА: Есть условный порог — 11 тысяч обращений в день. Вот я думаю, что мы его минуем на этой неделе. В конце прошлой недели мы регистрировали в четверг 8,5 тысяч обратившихся, в пятницу чуть побольше — 9 тысяч обратившихся. То есть мы уже ниже условного 11-тысячного порога. А так наши надзорные органы считают недельные пороги, и в прошлую неделю мы все-таки превышали. Эту неделю посмотрим. Надеемся, что мы придем к достаточно небольшому количеству обращений. Поэтому можно ожидать, что эта неделя и какие-то отголоски, остатки — следующая неделя. Надеюсь, что мы вернемся в обычное русло. К сожалению, эпидемиологи и наше Министерство здравоохранения говорят, что в марте мы можем ожидать увеличение заболеваемости, но связанное с сезонным гриппом — это грипп B, разновидности гриппа A, но все-таки не этот тяжелый грипп, который был пандемичным, — H1N1. А. ДАНИЛИН: В случае с нынешним гриппом основной удар на себя приняли дети. Много об этом говорилось, что среди заболевших, если не большинство, то значительная часть — это как раз дети.

Т. ЗАСУХИНА: Да это было так.

А. ДАНИЛИН: Если говорить о гриппе группы B, всплеск которого прогнозируют в марте, там в группе риска тоже дети?

Т. ЗАСУХИНА: Дети, конечно, всегда у нас в группе риска. Как правило, эпидемический порог начинается с заболеваемости детей, и даже в этом году свиной грипп не был исключением. Вначале заболевают дети, дети младшего возраста — от 3 до 6 лет было максимальное число обратившихся, — а затем и взрослые подключаются. Очень серьезную положительную роль сыграло то, что дети младших возрастов были распущены на каникулы: одни — на неделю, другие — на две недели. Это очень сильно повлияло на разобщение детей, а разобщение — это очень важный принцип в рамках воздушно-капельной инфекции. Поэтому, как только дети ушли на каникулы, сразу составляющая детей в структуре заболеваемости снизилась на 20% и осталась в районе 40, в отличие от первых недель подъема — 65% мы регистрировали. Но, к сожалению, погода не способствует тому, чтобы дети не страдали не только серьезными вирусными заболеваниями, как свиной грипп, H1N1, но и просто вирусными заболеваниями — аденовирусы, риновирусы очень широко циркулируют, ОРВИ, ОРЗ. Поэтому, в отличие от мер, которые мы принимали по беспрецедентному увеличению коечного фонда для взрослых, сейчас мы постепенно его возвращаем в обычное русло, закрываем койки, которые были открыты для гриппа. А вот в отношении детских коек мы пока сохраняем это количество, потому что детишки болеют в сезон не совсем благоприятный очень часто.

А. ДАНИЛИН: По данным на сегодня сколько жизней унесла эта эпидемия?

Т. ЗАСУХИНА: Много жизней, по нашему мнению. Не могу вам сейчас сказать точное количество, потому что мы создали специальную комиссию по изучению летальных исходов. Те летальные исходы, которые были зафиксированы в наших стационарах, перепрофилированных для гриппа, включали смерть людей, у которых было констатировано огромное число хронических заболеваний, в том числе ВИЧ и туберкулез. Поэтому сегодня комиссия должна определиться, что являлось решающим фактором? Тут должны сказать свое слово — я прошу прощения за такую печальную информацию — патологоанатомическая служба, лабораторные исследования, гистологические исследования. В зависимости от этого будет проведено полное эпидрасследование, и тогда мы скажем. Конечно, могу сегодня сказать, что это больше, чем в 2009 году. Грипп протекал очень тяжело.

А. ДАНИЛИН: По поводу людей с ВИЧ и туберкулезом какие-то выводы будут сделаны к следующему году, ведь эпидемия гриппа ежегодно повторяется, к сожалению?

Т. ЗАСУХИНА: Я бы так не сказала. Мы констатировали такой тяжелый грипп в 2009 году. Прошло 7 лет. Я надеюсь, что все-таки какой-то цикл есть у этого гриппа. Это первое. Второе, я надеюсь, что мы прививочную работу проведем еще более широко. Я надеюсь, что не будет такой эпидемии. Тем более, что гарантии никто не даст.

А. ДАНИЛИН: Мой вопрос, скорее, другого касался — вот этих указанных групп граждан, которые уже болеют какими-то хроническими заболеваниями. Сделав вывод из ситуации этого года, в следующем условном эпидемическом периоде особое внимание этим людям можно будет уделить, чтобы обезопасить их от заражения гриппом?

Т. ЗАСУХИНА: Очень непростой вопрос, потому самым эффективным методом является иммунизация. Но, к сожалению, у многих из этих пациентов есть противопоказания к иммунизации. Поэтому здесь, конечно, сложная ситуация. Но вот беременные женщины, например, могут подлежать вакцинации, и мы их уговаривали, но они не хотели идти. Надеюсь, эта эпидемия сдвинет что-то в умах наших граждан, наших жителей, наших петербуржцев, в том числе беременных женщин, и все-таки более активно они пойдут на прививку против гриппа до эпидсезона. Ведь мы с 17 августа начали прививки в Санкт-Петербурге, на две недели раньше.

С. ШКИЛЬ: И многие работодатели поддержали эту историю.

Т. ЗАСУХИНА: Мы неплохо провели, конечно, вакцинацию. Более полутора миллиона привили в этом году против гриппа, и штамм генетически входил в эту вакцину. И те, кто привился, чувствуют себя достаточно спокойно в этот период. И из полутора миллиона мы зафиксировали только 4 человека, которые заболели гриппом в легкой форме. Но здесь тоже надо понимать, это расследование впереди, в какой период они сделали прививку. Мы до 31 декабря имели возможность делать прививки. Но если вы делали ее 25 декабря, то иммунитет просто не успел сформироваться.

А. ДАНИЛИН: А может, кто-то на Новый год себе подарок сделал: пойдем привьемся!

Т. ЗАСУХИНА: Может быть. Я думаю, даже без этого расследования цифры говорят сами за себя. Полтора миллиона и 4 человека — это совершенно разные цифры.

А. ДАНИЛИН: Татьяна Николаевна, не можем не обсудить историю с дефицитом, возникшим в аптеках в какой-то момент. И слушатели наши жаловались, что не могут найти ни маски на лицо, ни мазь оксолиновую, ни какие-то там препараты, рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения.

Н. КАРМАНОВА: Фармацевтические компании говорили о том, что фармацевты просто не предлагают людям какие-то аналоги. Просто нет препаратов, за которым человек пришел, — и все, и никто им не подсказывает, что можно еще.

А. ДАНИЛИН: Это привлекло внимание федерального центра: и Владимир Владимирович Путин давал поручение разобраться с ситуацией с лекарствами в аптеках, и глава правительства тоже выступал на эту тему, и Минздрав много на эту тему сказал. Но мы здесь, в Петербурге. Что произошло в какой-то момент? Это недосмотр властей, это какая-то история с обеспечением запасов аптек? И здесь некоторые эксперты обращали нас к опыту советского периода, когда на складах все это затаривали, и несло ответственность руководство города и страны за наличие этих средств в аптеках. Что сейчас и как, главное, не повторить эту историю с дефицитом?

Т. ЗАСУХИНА: Первое, мы должны понимать и мы в профессиональном сообществе, включая фармацевтическое и коммерческие оптовые организации, которые поставляют лекарственные препараты в розничные аптеки, оцениваем, что у нас эпидемия. Это практически форс-мажор. Прогнозировать пик этой эпидемии за месяц, за два месяца, за три месяца достаточно сложно. Даже эпидемиологи прогнозировали подъем заболеваемости в феврале, но все-таки уровня этой заболеваемости нам никто не мог предсказать. Поэтому давайте констатировать то, что даже в Петербурге в пик заболеваемости в один из понедельников мы зарегистрировали 21,5 тысячу обращений, связанных с гриппом и ОРВИ, это говорит само за себя. Даже в период 2009 года таких цифр не было. Максимальное количество обращений за неделю было 72 тысячи, а сейчас около 100 тысяч регистрировали в пик заболеваемости. То есть эта эпидемия очень серьезная, и прогнозировать ее достаточно сложно. Второе, я бы хотела обратить внимание, что под руководством Роспотребнадзора, Министерства здравоохранения Российской Федерации все эти годы, начиная с 2009 года, наши медицинские организации, наши больницы очень жестко мониторили все это время на наличие определенного оборудования — аппаратуры искусственной вентиляции легких, пульсоксиметров — и на наличие лекарственных и дезинфицирующих средств. И все наши стационары, несмотря на то, что в определенный момент возник дефицит в рознице и на оптовых даже базах, все были обеспечены определенным запасом всех противовирусных препаратов. И у нас не было ни одной проблемы, когда поступающий в стационар пациент с гриппом и ОРВИ, не получил бы должного лечения. Как скоровспомощные стационары имели небольшой запас, куда еще до перепрофилирования попадали с пневмонией пациенты, до объявления эпидемии гриппа, так и, конечно, наши основные больницы — больница Боткина и Детская инфекционная больница. Они имели полный запас. Когда пошел такой огромный поток пациентов, в том числе с тяжелой формой, это заставило нас открыть больше 1300 коек для взрослых и более 800 коек для детей в дополнение к тому, что у нас было. Мы договорились в оптовыми фирмами, и те поставки, которые пришли, мы добавили в наши стационарные учреждения. Поэтому в наших стационарных учреждениях был запас и до этого, и мы его пополнили, взяли это дело под контроль, и никто не пострадал от этого в стационарах. Все получили необходимое лечение. К сожалению, в розничной продаже многоспектровая проблема. Первое, противовирусные препараты должны отпускаться гражданам по рецепту. Но аптечная сеть отпускает без рецепта. И вот пошла информация о повышенной заболеваемости, и мы тоже давали эту информацию, чтобы люди понимали, осознавали. Я лично обращалась ко взрослым, и чтобы они поберегли детей, чтобы посидели дома беременные, потому что, повторяю, разобщение — это основная мера профилактики гриппа после вакцинопрофилактики. Мы не могли и не должны были скрывать эту информацию. Мы предупреждали наших жителей, что в городе достаточно серьезная эпидобстановка, и нужно себя поберечь. Конечно, возник ажиотажный спрос, и наши розничные сети констатируют продажу противовирусных препаратов в 10-15 раз больше объемов, которые обычно бывают в период эпидемии гриппа. И, конечно, такого спроса никто не ожидал. Но при всем при этом я хочу сказать, что наши негосударственные дистрибьюторы, которые работают в Санкт-Петербурге, очень активно и, на мой взгляд, очень слаженно сработали: выходили в субботу и воскресенье, открывали склады и беспрерывно поставляли препараты в розничные аптеки. Мы перед пиком заболеваемости взяли это под некоторый мониторинговый контроль, хотя сегодня розничная продажа фактически выходит за рамки полномочий органов здравоохранения. Мы связались с крупными розничными сетями и взяли под некоторый мониторинг наличие препаратов. И должна сказать, что не во всех аптеках, но весь противовирусный ассортимент в городе был: и Кагоцел, и Ингавирин, были некоторые перебои с оксолиновой мазью и масками. Маски подвозились ежедневно, но к середине-концу дня их разбирали. Продано было беспрецедентное число масок одноразовых.

А. ДАНИЛИН: На отсутствие Тамифлю жаловались.

Т. ЗАСУХИНА: Когда мы увидели ажиотажный спрос, и наши аптечные сети негосударственные стали говорит, что продавали по 5-7 упаковок в руки, конечно, мы обратили внимание наших аптек усилить контроль за рецептурным отпуском. Когда это ввели, то как-то оно все и стабилизировалось. Врачи стали выписывать Тамифлю тому, у кого средний, тяжелый грипп, беременным женщинам и так далее. И препараты в аптеках появились.

А. ДАНИЛИН: То есть фактически рецептурный отпуск этих препаратов спас от развития дефицита?

Т. ЗАСУХИНА: В какой-то степени — да. Конечно, мы не можем сказать, что всем на 100% отпускались только по рецепту, но аптечные сети с пониманием отнеслись к этой ситуации и восприняли нашу информацию, обратили на это внимание. Был же еще второй препарат, который практически всегда был в наличии, это препарат Реленза, импортный. Он подороже, и не каждый может себе позволить, но противовирусные препараты различной ценовой категории имелись всегда в аптеке.

А. ДАНИЛИН: Многие обращали внимание на ценообразование этих препаратов. Многие жаловались, что в пик эпидемии лекарства стали стоить дороже. Вы мониторили аптекарские сети с этой точки зрения?

Т. ЗАСУХИНА: Мониторинг цен — это не наше, но, честно говоря, таких фактов у нас в комитет по здравоохранению не поступало, и, мне кажется, наши дистрибьюторы вполне ответственно к этому отнеслись. Надо же понимать, что в городе сегодня примерно 1700 аптек. И не все они относятся к крупным сетям, есть и мелкие, поэтому как все охватить? Возможно, где-то такие факты и могли иметь место. Но вот я покупала Релензу — дочка у меня заболела гриппом — буквально в пятницу, и я не могу сказать, что ценовая политика как-то сильно изменилась.

А. ДАНИЛИН: Как же заболела-то? Не вакцинировали ребенка?

Т. ЗАСУХИНА: К сожалению, не получилось. Слетала в Краснодар, и, видимо, в самолете. Были противопоказания определенные. К сожалению, вакцинация имеет периоды свои.

Н. КАРМАНОВА: Татьяна Николаевна, вы сказали, что вторую волну гриппа нам вряд ли удастся избежать. Как себя сейчас правильно вести? Как уберечь себя, своих детей от того, чтобы не попасться во вторую волну?

Т. ЗАСУХИНА: Много раз эти меры уже называли. Алексей правильно сказал: чаще мыть руки, бывать больше на свежем воздухе.

А. ДАНИЛИН: Это я советов наслушался от эпидемиологов.

Т. ЗАСУХИНА: Конечно. Они элементарные. Конечно, надо постараться избежать контактов с лицами, которые по внешним признакам видно, что кашляют, чихают. Это не только в отношении тяжелого гриппа, но в отношении любой вирусной инфекции, передающейся воздушно-капельным путем. И все-таки постараться не ходить с детьми в магазины. Я пошла в магазин где-то две недели назад, надела маску. Мы единственные с мужем были в масках в магазине. Смотрю: мамочки с детьми. Надо как-то избегать этих моментов, детей постараться не приводить в места массового скопления людей, постараться с кем-нибудь его оставить.

А. ДАНИЛИН: Некоторые сознательные граждане носят маски в метро, там, где массовое скопление людей.

Т. ЗАСУХИНА: В помещениях — да, на улице не надо.

А. ДАНИЛИН: Многие из сознательных людей говорят: конечно, ловить на себе эти бесконечные пристрастные взгляды странно. Может быть, провести в жизнь совместно с комитетом по рекламе какую-то образовательную программу и сказать: уважаемые, ношение маски в период эпидемии — это нормальный, естественный процесс.

Т. ЗАСУХИНА: Алексей, мы последние три недели только этим и занимаемся. Даже если и был дефицит на небольшой период времени, сейчас огромное число масок предлагают: двухслойные, однослойные, трехслойные и так далее.

А. ДАНИЛИН: Даже с картинками я видел.

Т. ЗАСУХИНА: Даже меня в магазине в маске первые 10 минут немножко это смущало, а потом я забыла это. К ношению масок в Японии, в Китае люди спокойно относятся, и мы меняемся тоже. Мы раньше такого представить себе не могли, чтобы в метро появиться в маске. Я в метро не очень часто езжу, а мои коллеги говорят о том, что пять человек в вагоне в масках считается совершенно нормальным явлением. Так что все дело во времени, в менталитете в нашем.

А. ДАНИЛИН: У меня фантазия-то сразу разыгралась. Знаете, когда дети выпадали из окон, повесили огромные плакаты в городе, обращаясь к родителям: берегите своего ребенка, и статистика улучшилась. Может быть, и здесь по этой дорожке пойти?

Т. ЗАСУХИНА: И еще надо плакат по вакцинации. У нас тоже это запланировано. Не только против гриппа. Вообще, вакцинопрофилактика — это самое эффективное, что изобрело сегодня человечество, это однозначно.

А. ДАНИЛИН: У нас впереди весенне-летний период. От чего петербуржцам вакцинироваться неплохо было бы?

Т. ЗАСУХИНА: От клещевого энцефалита — вы это имели в виду?

А. ДАНИЛИН: Чего больше всего опасаются медики?

Т. ЗАСУХИНА: К сожалению, Санкт-Петербург и Ленинградская область относятся к территориям, где встречается клещевой энцефалит — это опасное заболевание. И наши поликлиники предлагают всем бесплатно пройти вакцинацию против клещевого энцефалита, только не в период остроты возможного риска возникновения заболевания, а предыдущие периоды.

А. ДАНИЛИН: Сейчас можно начать?

Т. ЗАСУХИНА: Нет, сейчас закончится эпидемия гриппа, после нее. Сейчас ограничена вакцинация и приостановлена диспансеризация. Родителям я бы очень рекомендовала прислушаться к мнению врача и все, что касается национального календаря прививок, проводить своим детям.

А. ДАНИЛИН: Спасибо. Зампред комитета по здравоохранению Татьяна Засухина была с нами в этом часе. До встречи.